Нас спасёт профилактика!

Демографический кризис в России пройден. Но расслабляться не надо.

В своём недавнем обращении к Федеральному Собранию Президент России Владимир Путин подчеркнул приоритет профилактики для улучшения демографической ситуации в стране, а именно снижения смертности и увеличения продолжительности жизни населения. Если такая постановка задачи звучит из уст главы государства, значит, предмет для «разбора полётов» действительно есть. Так что у нас с демографической картиной на начало 2018 г.? Радость победы, испытанная нами в минувшем году, оказалась преждевременной, и наметившаяся тенденция не закрепилась? Или же, напротив, есть успехи, и Президент РФ призывает удержать их?

Об этом на страницах «Медицинской газеты» рассказывает заведующий отделом эпидемиологии и профилактики НМИЦ онкологии им. Н.Н.Блохина Минздрава России член-корреспондент РАН Давид Заридзе.

Кризис за кризисом

– Наши сограждане не доверяют официальной статистике и считают, что она, как минимум, лукавит. И всё же в данном случае статистика не врёт. В России действительно снижается смертность практически от всех ведущих причин: от сердечно-сосудистых заболеваний, злокачественных опухолей и от несчастных случаев. Продолжительность жизни россиян в 2017 г. достигла 73 лет, это исторический максимум. И все эти достижения являются, практически исключительно, результатом профилактики.

Мы уже говорили об этом, но давайте вспомним ещё раз: в 1990-х годах Россия пережила невиданный в мирное время демографический кризис, который совпал с экономическим кризисом. Переход от социалистического строя к капиталистической экономике не прошёл для россиян бесследно. Резко выросла смертность, а средняя продолжительность жизни российских мужчин в 1993 г. упала до 57 лет. С 1991 по 2003 г. дополнительно к ожидаемой смертности Россия потеряла более 2,5 млн человек.

Удар по алкоголю и табаку

Учёным тогда было над чем задуматься, ведь современное общество впервые после средневековых эпидемий, уносивших жизни миллионов людей, столкнулось со «сверхсмертностью». Эпидемиологические исследования, проведённые нами совместно с коллегами в Барнауле и Томске с участием нескольких сотен тысяч человек, указали на возможную связь между астрономическими темпами роста смертности и таким же астрономическим увеличением потребления алкоголя. Выяснилось, что причиной 59% смертей молодых мужчин трудоспособного возраста является опасное, то есть чрезмерное, потребление алкоголя. В 1990-х годах на душу взрослого (старше 15 лет) населения России приходилось 18 л выпитого алкоголя. Давайте вспомним, что первым проявлением свободного рынка в нашей стране были дешёвая водка и такие же дешёвые сигареты.

Для того, чтобы остановить «вымирание» россиян, государству необходимо было принять радикальные профилактические меры. И они были приняты. В 2005 г. введены ограничения, направленные на снижение потребления алкоголя, и эти меры оказались эффективными. К 2016 г. потребление алкоголя в России снизилось до 10,5 л на душу взрослого населения.

Снизился и показатель смертности от всех причин на 100 тыс. населения: у мужчин с 1580 в 2003 г. до 995 в 2016-м (на 37%), у женщин – с 720 до 467 (на 35%).

Абсолютно ответственно могу сказать, что, как и в большинстве развитых стран, в России снижается смертность от злокачественных опухолей. Это противоречит распространённому мифу о росте данного показателя. Среди мужчин она снизилась с 225 случаев на 100 тыс. населения в 1994 г. до 162 в 2016 г., среди женщин – со 101 случая до 84. В развитых странах это снижение стало результатом уменьшения распространённости курения. В России постепенный отказ людей от курения в ответ на массированную информационно-просветительскую кампанию начался относительно недавно, в 2009 году. При этом заболеваемость и смертность от рака лёгкого в нашей стране снижается уже на протяжении длительного времени – с начала 1990-х годов. Причиной этого является уменьшение «канцерогенности» сигарет: в советское время содержание смол в них было колоссально высоким – более 30 мг на одну сигарету. Мы добились его снижения до 15 мг, а потом до 12 мг и ниже. В результате уменьшилась смертность от рака лёгкого и других злокачественных опухолей, связанных с курением.

Снижение смертности от рака лёгкого, которое произошло исключительно за счёт профилактики, сохранило в мире миллионы жизней, а в России, по нашим подсчётам, 200- 250 тыс. Таким образом, несмотря на успехи в лечении хронических неинфекционных заболеваний, в том числе рака, профилактика продолжает играть первостепенную роль в снижении смертности и повышении продолжительности жизни населения. Хочется верить, что эта динамика сохранится, и средняя продолжительность жизни россиян к 2030 г. достигнет 80 лет.

Рано радоваться

Однако хочу предостеречь! Нам удалось победить демографический кризис и «сверхсмертность», которая была результатом определённых исторических обстоятельств, политического и экономического кризисов. Нам удалось повысить продолжительность жизни мужчин почти на 10 лет за относительно короткий срок. Но даже в самых идеальных условиях устойчивого развития повторить такой результат, не прилагая дополнительных усилий, невозможно. Объясню, почему.

Россияне, слава богу, стали значительно меньше выпивать. И всё же радоваться ещё рано. Для дальнейшего значительного уменьшения потребления алкоголя нужны смена поколений и традиций. Французам понадобилось полвека, чтобы снизить один из самых высоких показателей потребления алкоголя на душу населения. А в Финляндии – стране, которую приводят, как наиболее успешный пример борьбы с пьянством – потребление алкоголя вновь поползло вверх…

Распространённость курения в России за короткий срок снизилась значительно – с 39 до 31%. Но это была относительно лёгкая победа: бросили курить наиболее «сознательные» курильщики, у которых никотиновая зависимость была не очень сильная. В то же время 50% российских мужчин всё ещё курят, и это настоящие никотиноманы. Многие из них не только не могут, но и не хотят отказываться от табака. В связи с этим процесс снижения распространённости этой вредной привычки среди россиян замедлится. Именно так происходило в странах, где снижение показателя курения началось несколько десятков лет назад.

Сказанное, конечно же, не означает, что мы должны отказаться от мер контроля оборота алкогольной продукции или от исполнения федерального закона об ограничении курения табака. Вместе с тем для сохранения в России позитивных демографических показателей спектр профилактических мер, в частности противораковых, должен быть расширен. И, кстати, об этом – о необходимости принять государственную программу борьбы с онкологическими заболеваниями – президент тоже говорил, обращаясь к Федеральному Собранию. Как раз в данном направлении мы имеем огромный резерв для дальнейшего снижения общей смертности и увеличения продолжительности жизни наших сограждан.

Дело за скринингом

Итак, какой мне видится эффективная антираковая профилактика? Прежде всего, нужно проводить вакцинацию подростков против вирусов папилломы человека (ВПЧ). Эффективность такой вакцинации доказана серьёзными научными исследованиями и не вызывает никаких сомнений. Вакцинированное поколение будет избавлено, в частности, от рака шейки матки, а это – одна из наиболее частых опухолей и причин смертности женщин от злокачественных новообразований. Кроме вакцинопрофилактики в течение ближайших двух-трёх десятилетий нам необходимо проводить организованный скрининг для выявления инфицированности населения ВПЧ с использованием соответствующих тест-систем.

Вообще, правильно организованный популяционный скрининг может сыграть ключевую роль в снижении смертности от рака в нашей стране. Подчеркну: именно скрининг, а не диспансеризация. О том, чем отличается организованный популяционный скрининг от «оппортунистического», написаны десятки книг и научных статей. В то ж время обследования, включённые в программу диспансеризации, – это «оппортунистический» скрининг в худшем его исполнении. Серьёзный пересмотр нашей тактики по проведению скрининга позволит снизить смертность от рака шейки матки, ободочной и прямой кишки и, возможно, молочной железы.

Далее, считаю необходимым внедрение инновационных методов ранней диагностики злокачественных новообразований, в частности, определения опухолевых маркёров – циркулирующих в крови свободных опухолевых ДНК и микроРНК.

Кроме того, нужно расширить возможности первичной профилактики за счёт использования лекарственных препаратов. К примеру, получены убедительные доказательства эффективности приёма аспирина для профилактики рака толстой кишки и желудка, а тамоксифена – для профилактики рака молочной железы.

Важный аспект – персонализация первичной профилактики как на основании генетической предрасположенности, так и на основании экспозиции к известным факторам риска. Например, скрининг рака лёгкого показал эффективность только у курильщиков, а тамоксифен следует применять исключительно в отношении женщин с повышенным риском развития опухоли молочной железы.

...В завершение выскажу уверенность в том, что будущее ранней диагностики рака за опухолевыми маркёрами. Кстати, именно наша страна была пионером в этой области. Первый опухолевый маркёр альфа фетопротеин, который сегодня широко используется во всём мире, открыт в Советском Союзе выдающимся учёным, академиком Игорем Израилевичем Абелевым. Любым значительным прорывам в области медицины вообще и онкологии в частности предшествовала большая фундаментальная наука. Следует помнить об этом и поддерживать российскую фундаментальную науку, ставя целью сохранить положительные демографические тенденции.


Подготовила Елена БУШ,
соб. корр. «МГ»

«Медицинская газета» №11 (7827) от 21 марта 2018 г.